Каналы: Все  RC  cyplive  vkcyprus  Европа Кипр  kp.ru  kiprinform  cyprus.com.ru  Cyprus Butterfly  
Роман Старикович: «Дакар» – это чистая импровизация - Вестник Кипра 26 Января 2017
Роман Старикович: «Дакар» – это чистая импровизация - Вестник Кипра

23 января на Кипр вернулся Роман Старикович – пилот первой в истории кипрской команды, участвовавшей в ралли «Дакар 2017». На протяжение двух недель – со 2 по 14 января – он со своим голландским напарником Бертом Хескесом покорял южноамериканское бездорожье, в итоге стал героем небольшого аргентинского городка. В аэропорту Романа встречали сотрудники команды Autolife, следившие за приключениями ребят «с берега». Корреспонденту ВК удалось пообщаться с Романом непосредственно по пути из аэропорта Ларнаки в Лимассол. Представляем вам эксклюзивное интервью с этим удивительным человеком.

– Роман, поздравляем вас с успешным завершением гонки и с хорошим результатом. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями.

– Конечно, чувствуется усталость. Думаю, через недельку-две я смогу адекватно и объективно оценивать реальность. А так, я думаю, мы неделю или две еще всей командой будем там, потому что еще много чего предстоит переосмыслить. Впечатлений настолько много, и они настолько яркие, что достаточно тяжело их определить. Это была целая жизнь. Полное ощущение, что находишься в другом измерении. И приезжаешь под впечатлением, что тебя два года не было на Кипре.

– Расскажите, как проходили гонки.

– Гонка в этом году впервые началась в Парагвае. Эта страна участвовала практически формально, потому что первый этап был протяженностью всего 39 км – он был чисто символический. И уже в первые минуты после старта у нас сломалась машина – с турбины слетел патрубок – поэтому мы потеряли половину мощности. Ехали достаточно медленно. И приехали почти последними. А этот этап очень важный. По сути, это то же самое, что раньше называлось прологом либо особым специальным участком. На нем определяется твоя дальнейшая позиция. Поэтому на второй день гонок нам пришлось стартовать далеко не с лучшей позиции – 76-й. Представляете, что это пыль, песок, и обогнать впереди идущую машину практически невозможно. Тем не менее, нам удалось подняться на 25-30 позиций. Но это благодаря правильной тактике, которую мы выбрали с самого начала. Я смотрю, что происходит впереди, и стараюсь не допускать тех же ошибок, которые совершают другие.

Потом мы заняли позицию посередине – 46-50-е, поэтому нам было уже немного проще стартовать в следующие дни. Потому что, если догоняют грузовики, в частности, «КАМАЗы» или команда Де Роя, то потом уже продолжать что-то делать очень тяжело, нужно останавливаться и ждать пять минут, пока осядет пыль. Пока эти пять минут пройдут, тебя уже догоняет второй грузовик.

Мы двигались от бивуака к бивуаку. Бивуак – это огромная огражденная площадка размером примерно в несколько футбольных полей. Там есть все необходимое для отдыха, есть душ, туалет, все это постоянно с собой перевозится. Есть кухня. Кстати, было отличное питание! Я даже удивился, что на ужин всегда было вино и сыр. Мы, конечно, алкоголь все это время не пили.

– Сколько часов в день вы находились за рулем?

– В среднем по 18-19 часов в сутки. Иногда бывало по 20. Нужно было проезжать 1000 километров в день. Но спецучастки разные. Можно атаковать какую-то дюну в течение часа или двух. И практически каждый день приходилось чиниться: сломается то одно, то другое. Но это нормальное явление.

– Что для вас стало самым сложным в этой гонке?

– Держать себя в руках. Это самое сложное. Когда ты посреди пустоты, когда едешь, и у тебя нет мощности, на газ давишь, а машина дальше не идет, вдруг у тебя отказывают тормоза, и ты думаешь: «Да и черт с ними!». Потому что все равно впереди пустыня. А потом у тебя ломается педаль сцепления, и ты остаешься в пустыне наедине со своим штурманом.

Я технически не особо подкован, а у Берта была такая же машина, и он два года ее ковырял, поэтому очень четко определял проблему, и мы справлялись с ней в течение часа-двух. Таких ситуаций за все время было пять. Здесь самое главное было сохранять выдержку, спокойствие, не паниковать. Иначе «Дакар» может закончиться намного раньше.

Во время вождения спать не хочется, просто не думаешь об этом. Потому что есть четкая цель. Ты полностью сконцентрирован, мы готовились к этому. Зато, когда эти две недели закончились, я проспал полтора суток.

– Вы полтора года готовились к «Дакару»…

– К «Дакару» невозможно подготовиться, как к другим классическим ралли. Конечно, нужно очень хорошо знать машину, ее особенности, иметь навыки, но… «Дакар» – это чистая импровизация. В силу своих возможностей мы старались максимально подготовить машину, иметь с собой максимальное количество запчастей. Большая часть их пригодилась.

– Как обстояли дела со взаимопомощью?

– Конечно, она существует, в том числе и на коммерческой основе. Бывает, договариваются с грузовиками: если вы нас увидите, то не могли бы нас подтянуть? Но часто это бывает искренне, бесплатно. Так поступают в основном любители. Профессионалы из первой двадцатки вряд ли будут останавливаться и помогать конкурентам, тратя свои драгоценные секунды. Потому что они борются за рейтинг. Это их хлеб.

– Доводилось ли вам помогать другим участникам авторалли?

– После второго этапа на пути нам встретился французский экипаж. У них отказала водяная помпа, и они не могли двигаться. Мы их на мягкой сцепке, на тросе довезли до бивуака.

А на девятом или десятом этапе, когда мы, по сути, уже вышли на финишную прямую, пришлось помогать аргентинской команде. Мы шли последними. Было уже достаточно поздно – 2 часа ночи, – когда увидели аргентинских ребят, которые прямо выпрыгнули на дорогу. В их глазах уже не было веры. Я молниеносно принял решение. Сказал Берту, что ребят нужно обязательно вытащить. Потому что «Дакар» для них такой же важный, как и для нас. И мы – их последний шанс. 70 километров мы их тащили по специальному участку, то есть, это где и песок, и глина, и горная местность. Было достаточно тяжело. Мы сами рисковали. Трос обрывался несколько раз. Но на середине пути, когда мы ехали уставшие, уже мало что понимающие, вдруг осознали, что сзади нет света. И уже достаточно давно. Трос оборвался. Так не хочется возвращаться! Сил уже нет. Но тут я понимаю, что раз уж мы ввязались в это дело, то нужно разворачиваться. Мы развернулись. Дорога очень узкая. Поскольку мощности машины не хватало, мы поставили блокировку дифференциалов, то есть, увеличение мощности. При этом радиус поворота у колес становится намного меньше. И однажды мы в этот серпантин не вписываемся и зависаем над пропастью. Одно колесо было во воздухе. В итоге все обошлось благополучно. Ребята из аргентинского экипажа думали, что мы уже за ними не вернемся. Увидев нас, они не поверили своим глазам. Когда мы их привезли, были объятия, одни из самых искренних и крепких, которые я когда-либо получал. И это есть истинных дух «Дакара». Какая разница, каким ты придешь: 35-м, 40-м или 50-м?

Еще мы починили электрическую машину, у которой сломался домкрат, и они не могли поменять колесо. В результате первый в истории «Дакара» электрокар успешно финишировал. Это тоже была аргентинская команда. По сути, мы шли последними, но тоже остановились и помогли. Получается, в тот день мы спасли два экипажа.

– Поедете ли вновь на «Дакар»?

– В день, когда мы закончили, ралли, это был самый популярный вопрос. И я всегда говорил, что мы сначала должны пережить этот «Дакар». После того, как мы поднялись на подиум, мы еще неделю или две, может, месяц, будем там. Это во-первых. А во-вторых, мы извлекли столько опыта, что у нас получилось и почему, и наоборот, где мы рисковали и только чудо и вера в нас помогали нам преодолеть эти препятствия. «Дакар» проводится каждый год. И я четко понимаю, что одного года нам не хватит. Если он и будет для нас, то через два или три года, ибо с этой машиной тяжело достичь каких-то результатов и даже добраться до финиша. Поэтому, если мы и пойдем, то я хотел бы, чтобы машина была другая. Но команда и экипаж были те же самые.

– Если бы была возможность изменить свое решение и отменить поездку на авторалли, воспользовались бы ей?

– Конечно же, нет. К этому я шел осознанно. Это была мечта, которую надо было реализовать. Кроме того, это была и большая организационная работа. Это не только я, но и слаженная работа 15 человек. Я бы даже назвал свою команду Dream Team. Потому что шансов у нас было не очень много, я бы сказал, процентов 15-20. Это вообще у новичков бывает. Машина наша была хорошо подготовлена – ребята молодцы, но если обратиться к статистике дохождения Desert Warrior до финиша, то она не очень впечатляющая. И, когда мы закончили, к нам подошли ребята из «КАМАЗа», пожали руки и сказали, что на нас в начале даже 30 рублей не поставили. Но, то, что мы это сделали, заслуживает уважения.

– Кому бы хотели выразить благодарность?

– Всем ребятам еще в Аргентине, когда мы поднялись на подиум, я сказал все, что я о них думаю. Помимо этого, была огромная поддержка друзей со всего мира. Большое им за это спасибо. Спасибо и ребятам из Autolife, которые полгода работали с машиной, спасибо всей нашей команде. Большое спасибо нашим семьям, нашим родственникам, которые все это время следили за нами, писали, собирали со всего интернета фотографии, ставили их в Фейсбук… Все это было очень трогательно. И мы старались не только ради себя, но и ради всех этих людей. Хотелось для них тоже сделать праздник – дойти до финиша. Их вера в нас и помогла этому осуществиться.

Команда Autolife в составе Старикович-Хескес хотела бы поблагодарить своих спонсоров: RoboForex, Servers.com, Copybet, Orpheus Group, ReLux Estates, Heart Cyprus, Sportbooking.com и Russian Wave Radio.

Беседовала Юлия Кириаку

 

 

Источник:  vkcyprus.com



Новости Кипра в Твиттер

Кипр в instagram